?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Немецкое издание "Премудрости Сираха" 1586 г. меня заинтересовало в первую очередь типографикой: немецкие слова набраны фрактуром, латинские термины -- антиквой, ивритские -- то так то эдак. На этой странице вижу Cherubin фрактуром и Caphoret антиквой:



Здесь же вижу необычное для латыни использование буквы ë в строчке "Scribimus indocti, non docta poëmata passim" -- вариации на тему послания Горация, обличающего графоманию. В оригинале у Горация "scribimus indocti doctique poemata passim" -- "Мы же, - учен, неучен, - безразлично, поэмы все пишем"; здесь же эта строчка переделана в ещё более нравоучительную: "Мы, неучёные, все пишем неучёные поэмы". Некая книга 2014 приписывает видоизменённую строчку Агасферу Фритчу (1677), тогда как Иоанн Матезиус в своём переводе Сираха использует эту строчку на 90 лет раньше.

Латинская эпиграмма на графоманов предваряется объяснением: "Эти книги праведных мастеров, пришедшие от пастыря Христа и записанные посредством Святого духа, надо читать прилежно и часто. А что сверх всего этого, сын мой, того берегись -- пишет мудрейший учитель Соломон в своей последней главе; составлять много книг - конца не будет.", и дополняется четверостишием по-немецки: Es pflegen jetzt ihr viel zu schreibn, Eins theils wol möchten daheim bleibn, Denn manchs schreiben ist nur geplerr, Das von der Warheit führet ferr. (Перевод, предложенный kaffeesahne: "Вы сейчас завели привычку много писать, отчасти хотите оставаться дома, потому что часто писать это только нытье, которое уводит от правды.") В книге 2014 про Фритча это описывается как распространённое мнение в эпоху начала книгопечатания: что всё, кроме классических религиозных книг -- это новомодная графомания. Именно в этом духе Матезиус завершает своё нравоучение: Ведь ничего не пишется и не говорится такого, что бы не было прежде написано, сказано и стало общеизвестным, или же это украдено у других, или же это нечно новое, глупое, неудобное, ребяческое, собранное воедино и не годное ни на что, кроме беседы с лавочником, заклейки сквозящих окон, или для стычек на кухне или в школьном классе, и приводит пример опять на латыни: Ad medium Lana ponatur prima triumphi -- загадку-ребус, чья разгадка "latrine" явно кажется Матезиусу недостойной печати.
Переводчик Григорий Кружков пишет:
...Стихотворение «Рифмы» пришлось бы начать так:
Яйцо рифмуется с ногой...

Ясно, что даже маленькие дети подняли бы меня на смех. Ведь по-русски рифмуются совсем другие слова. И пришлось мне начать так:
ЯЙЦО рифмуется с ЛИЦОМ...

Изменил начало — и дальше, хочешь не хочешь, пришлось всё поменять. Всё поехало совсем не туда.

Возникает вопрос: если я всё или почти всё меняю, то при чём тут вообще Спайк Миллиган?..


Действительно, при чём тут вообще Спайк Миллиган? Оригинал его стихотворения про яйцо и ногу мне выгуглить так и не удалось; я не уверен, существовал ли такой оригинал вообще.

Но нога действительно неспроста рифмуется с яйцом. Как и яйцо, и как и многие другие английские слова со звуком -g-, слово leg оказывается скандинавским заимствованием (ср. дат. læg, шв. lägg), вытеснившим староанглийское слово shank. (Shank до сих пор есть в словарях, и даже без пометки "уст."; но я ни разу не встречал, чтобы оно употреблялось.)

Интересно, что после того, как скандинавы подарили слово leg англичанам, они перестали им пользоваться сами: как основное слово со значением "нога" в словарях приводится ben -- аналогично нем. Bein и голл. been. Это слово родственно англ. bone; и во всех языках, кроме английского и немецкого, у него присутствуют оба значения -- и "кость", и "нога".

Вспоминается история с переносом значения слова Schiene с большеберцовой кости на рельс и потом на шину. Впрочем, созвучие слов shin и shank, оба со значением "голень", словари считают случайным.